Системное сообщение
ФЦК добавил стоимости
29 октября 2021 11:15
/ Новости Проекта 469

Более 1300 российских компаний уже получили экономический эффект от адресной поддержки

Национальный проект «Производительность труда» третий год успешно выполняет поставленные перед ним задачи — около 3 тыс. компаний повышают свою эффективность, наращивают объемы производства и улучшают качество товаров и услуг. О достигнутом экономическом эффекте, сотрудничестве с крупными компаниями, новой производственной культуре и планах по развитию нацпроекта рассказал генеральный директор Федерального центра компетенций (ФЦК), оператора нацпроекта в части адресной поддержки предприятий, Николай Соломон.

Nikolai-Solomon_original_в статью.jpg

— Национальному проекту «Производительность труда» уже три года. Можно говорить об отдаче, экономическом эффекте?

— Для начала приведу некоторые цифры. В нацпроекте на данный момент участвует почти 3 тыс. предприятий из 70 регионов. Направлений деятельности (ОКВЭД) — 560. Суммарно выручка участников проекта превышает 6,6 трлн рублей, что сопоставимо с «Газпромом». Количество сотрудников этих предприятий приближается к отметке в 1 млн 300 тыс. человек. Для сравнения, это больше, чем численность населения городов Казань или Нижний Новгород. Предприятия — участники национального проекта составляют значимую долю ВВП.

За три года реализации нацпроекта на 1,3 тыс. отечественных предприятий прирост добавленной стоимости составил 65 млрд рублей, а их производительность в среднем увеличилась на 12%. Госинвестиции в эту работу составили 7 млрд рублей, то есть вложения государства уже окупились девять раз. А прирост налоговых отчислений за тот же период составил 11 млрд рублей, что в 1,5 раза больше инвестиций в проект. Таким образом, суммарный экономический эффект составил 76 млрд рублей. Всего с 2019 по 2024 год на реализацию нацпроекта «Производительность труда» будет направлено 34 млрд рублей. Получается, что за прошедшие три года государство уже более чем в два раза окупило инвестиции в рост производительности, которые предусмотрены на все шесть лет реализации нацпроекта.

— Какие функции выполняет Федеральный центр компетенций?

— Если вкратце, то мы повышаем конкурентоспособность российских товаров и услуг, снижаем себестоимость производства за счет внедрения на предприятиях бережливых технологий, а также повышения эффективности работы персонала и оборудования компаний. Наши эксперты работают на предприятии полгода. За это время они доводят до образцового состояния участок на выбранном производственном потоке.

Руководители и сотрудники предприятий получают необходимые базовые знания по наиболее востребованным инструментам и практические навыки по их применению непосредственно на производстве. Например, по картированию, стандартизации процессов и др. Также ФЦК готовит внутренних тренеров предприятий, которые в дальнейшем помогают тиражировать опыт участка—образца и развивать культуру непрерывных улучшений. Наша задача — построить абсолютно новую производственную культуру, чтобы каждый сотрудник предприятия думал над тем, как устранить потери на производстве, осознавал, что его действия обязательно ему вернутся в виде современных рабочих мест, нового оборудования, безопасных условий труда, достойной зарплаты и т. д.

— В рейтинге «Топ—1000 российских менеджеров», который ежегодно проводится Ассоциацией менеджеров, вы уже второй год подряд занимаете первое место в отрасли «Профессиональные услуги». Как доверие бизнеса госконсалтингу сказывается на спросе на ваши услуги?

— Государство создало новую форму поддержки бизнеса, предоставляя предприятиям уникальный ресурс — экспертов по повышению эффективности бизнеса и созданию производственных систем. На ИТ—платформу «Производительность.рф» поступило более 4,8 тыс. заявок на участие в проекте. Спрос на услуги сейчас в два раза превышает предложение. Заработало так называемое сарафанное радио — собственники и директора предприятий общаются между собой и делятся теми результатами, которые достигаются благодаря нашей поддержке. Как показало исследование независимого агентства Magram, 95% руководителей предприятий удовлетворены качеством предоставляемых нами услуг.

Победа в рейтинге — заслуга всей нашей команды. Мы практически в ежедневном режиме помогаем бизнесу от Калининграда до Камчатки повышать эффективность, создавать на предприятиях производственные системы, формировать культуру непрерывных улучшений. Нашими проектами интересуются в других странах — в Белоруссии, Армении, Узбекистане, Казахстане.

— В чем суть концепции бережливого производства и как проходит ее внедрение?

— За время реализации проекта мы передали наши навыки более чем 43 тыс. сотрудников предприятий. Всего инструменты и методики бережливого производства освоит порядка 80 тыс. человек. Мы помогаем организовать производственные и офисные процессы таким образом, чтобы обеспечить оптимальное расположение оборудования, организовать такую последовательность прохождения через него сырья и материалов, чтобы времени и средств на изготовление продукции тратилось минимально, а ресурсы предприятия были максимально эффективно задействованы в получении добавленной стоимости на единицу продукции. Используемые нами методики и инструменты обкатывались в госкорпорации «Росатом», из которой я сам пришел в ФЦК. Более десяти лет назад в команде Сергея Владиленовича Кириенко мы начали серьезно заниматься вопросами повышения эффективности госкорпорации. А около трех лет назад под кураторством Максима Станиславовича Орешкина мы начали тиражировать накопленные в «Росатоме» опыт и знания в масштабах всей страны.

До момента захода в проект средняя загрузка на предприятиях, как правило, составляет 50%. Это касается не только оборудования. Например, снабженцы закупили что—то впрок, потому что была скидка. При этом продукция может месяцами лежать на складе, а эта скидка в лучшем случае нивелируется. Это происходит из—за того, что у службы снабжения в конкретный промежуток времени нет понимания реальной потребности в том или ином виде продукции. Или, скажем, если страдает транспортная функция, то фрезеровщик или токарь вместо того, чтобы делать свою работу, полдня потратит на то, чтобы сходить на склад и взять заготовки или подобрать инструмент. Если служба персонала не выстроила работу по коммуникации, мотивации персонала, выставляет абстрактные KPI, то сотрудники не будут понимать, зачем им подавать рационализаторские предложения или зачем нужно производить за смену столько—то деталей определенного качества.

Однако если эти проблемы решить, то открываются колоссальные резервы. И с теми же людьми на том же оборудовании можно произвести в два—три раза больше продукции без ущерба для безопасности и технических характеристик.

— Сколько у вас в команде экспертов?

— В команде ФЦК около 300 экспертов, мы их внимательно отбирали по всей стране. Это люди, которые работали в «Росатоме», «Северстали», «Сбере», «Тойоте», ГАЗе и подобных больших компаниях, уже прошедших определенный путь и создавших собственные производственные системы. Они пришли в ФЦК ради большой цели — помогать развивать экономику страны, обучать людей работать и думать по—новому. Дополнительно мы решаем задачу по созданию региональной инфраструктуры поддержки бизнеса. В стране работает 59 региональных центров компетенций, которые также реализуют проекты по оптимизации производственных процессов.

— В этом году нацпроект претерпел изменения — теперь крупный бизнес сможет рассчитывать на расширенную поддержку. Сколько таких компаний сейчас в проекте и в чем особенность этой работы?

— По инициативе куратора проекта, первого вице—премьера Андрея Рэмовича Белоусова, в 2021 году был увеличен срок поддержки отдельных предприятий с полугода до года. Это позволяет экспертам ФЦК создавать не один, а два потока—образца. На предприятиях, получивших расширенную поддержку, есть возможность глубже оценивать все процессы, которые влияют на конечную стоимость продукции, и подбирать более эффективные инструменты для ее снижения. Производительность таких компаний должна расти на 10% ежегодно в течение трех лет.

Расширенная поддержка уже оказывается 35 предприятиям. Суть расширенной поддержки заключается в работе по дополнительным направлениям «Оптимизация обеспечивающих процессов», «Корпоративная культура», «Логистика и управление запасами». В следующем году к ним прибавятся функциональные направления «Цифровизация и автоматизация», «Стратегическое и операционное планирование», «Продажи и маркетинг».

— Ваши эксперты также получили возможность поработать с предприятиями торговли. Какие проблемы в этом направлении планируете решать?

— Это взаимовыгодная история. Даже на примере одного предприятия очевидно, насколько важна слаженная работа службы сбыта, производства, поставок, логистики, маркетинга, персонала. Что же говорить, когда этими этапами занимаются разные компании, каждая из которых хочет заработать, и у каждой из них есть неэффективные процессы как внутри предприятия, так и в отношениях с другими участниками экономической цепочки?

К сожалению, не все ретейлеры понимают, что в их же интересах помочь поставщикам снизить себестоимость продукции, повысить ее качество, оптимизировать транспортную логистику. Более того, в некоторых случаях ретейл ставит кабальные условия, например требует держать на складах трехмесячный запас готовой продукции, не задумываясь над тем, какие у поставщика при этом затраты на аренду складов, на само перепроизводство и другие потери. Тем самым ретейлеры снижают доходы производителей и в итоге получают высокую стоимость продукта, хотя всего этого можно было бы избежать, наладив работу с контрагентами и поставщиками, интегрировав системы для обмена информацией. Грубо говоря, чтобы информация о каждом взятом с полки магазина пакете молока как минимум транслировалась производителю, который бы, зная эти данные, уже понимал, как ему работать на следующей неделе и сколько молока подготовить для ретейлера.

— Сейчас идет подготовка к запуску цифровой экосистемы повышения производительности труда на предприятиях. Сможет ли она дополнить нацпроект?

— Цифровая экосистема повышения производительности труда нацелена в том числе на глобальные, серьезные задачи, связанные с импортозамещением. Наша страна способна производить все необходимые для внутреннего потребления товары, если правильно ставить задачи, все составляющие для этого есть. Однако мы видим, что предприятия не всегда могут быстро реагировать на меняющуюся ситуацию в экономике. Где—то надо быстро принять решение о сокращении ассортимента продукции, где—то перестроить логистику, планирование, технологии. Информационные системы дают эту необходимую гибкость. На цифровой платформе будет собрано максимально возможное количество проверенных, наиболее удобных и недорогих решений, которые существенно облегчат работу руководителям разных предприятий. Например, транспортное предприятие при помощи информационной системы сможет не только учесть доступность автомобиля, время работы или расход бензина, но и быстро построить маршрут следования и график загрузки—выгрузки продукции, оставшись в выигрыше. То же самое применимо и к планированию производства, ремонта и т. д.

— Если предприятие не подходит под критерии участия в национальном проекте, оно может рассчитывать на поддержку ваших экспертов?

— Если предприятие не относится к пяти базовым несырьевым отраслям нацпроекта (обрабатывающее производство, сельское хозяйство, транспорт, строительство и торговля) или его выручка менее 400 млн рублей, мы заключаем с ним контракт и работаем на коммерческой основе. Мы работаем с предприятиями из всех отраслей экономики. В продуктовом портфеле ФЦК — более 30 платных услуг, позволяющих повысить эффективность производственных, офисных и бизнес—процессов, а также провести комплексное обучение сотрудников всего предприятия.

— В этом году сразу три крупные российские компании — РЖД, КРОК и Промсвязьбанк — подписали с вами соглашения о партнерстве. Что они в себя включают?

— Для создания новых продуктов и выхода на новые рынки нам интересно развивать сотрудничество с технологическими и интеллектуальными партнерами.

Одним из таких партнеров является ИТ—компания КРОК, совместно с ними мы работаем над повышением эффективности офисных процессов предприятий. Наша услуга по оптимизации и автоматизации процессов «Удобный документооборот» уникальна. Каждый день огромное количество времени и усилий сотрудников абсолютно разных компаний тратится на создание, согласование и подписание документов. Наша задача — помочь клиентам выстроить эффективные офисные процессы без потерь на бумажную волокиту.

У нас также есть и бизнес—партнеры. Например, партнерство с РЖД подразумевает развитие отраслевого центра компетенций и обмен опытом. РЖД совместно с ФЦК будет проводить отраслевые исследования передовых технологий по повышению производительности труда в транспортной отрасли и разрабатывать типовые коробочные решения для применения в целом ряде компаний. Такие исследования и коробочные решения по другим отраслям доступны на ИТ—платформе «Производительность.рф».

Еще один наш бизнес—партнер — ПСБ (ПАО «Промсвязьбанк»). В рамках партнерства будет повышаться производительность труда на предприятиях оборонно—промышленного комплекса с использованием лучших практик ФЦК и национального проекта.

— В период пандемии COVID-19 резко возрос спрос на средства индивидуальной защиты. Нацпроект смог как-то помочь производителям СИЗ?

— Безусловно. В пандемию на десяти предприятиях мы в два—три раза увеличили объемы производства масок, респираторов, противовирусных костюмов и дезинфицирующих средств. Теми же людьми на том же оборудовании. Такую задачу перед нами поставил министр экономического развития РФ Максим Геннадьевич Решетников, поскольку было необходимо в сжатые сроки увеличить объемы производства средств индивидуальной защиты.

— Расскажите на примере конкретных производителей о проблемах, которые решают ваши эксперты.

— Например, мы помогли в два раза увеличить выработку на пилотном потоке завода «СпецАгрегат» из Челябинской области. Теперь предприятие может производить до десяти автомобилей в неделю. По итогам проекта добавленная стоимость на одного человека увеличилась в 2,5 раза. Предприятие «СпецАгрегат» выпускает различную спецтехнику, автомобили для очистки от снега взлетно—посадочных полос и автомобильных дорог. На продукцию завода есть спрос, но по разным причинам предприятие не могло выпускать больше техники. Мы помогли изменить технологический процесс, ввели функцию внутреннего логиста, чтобы рабочие не ходили за комплектующими, что позволило высвободить время у сборщиков техники, настроили все оборудование в производственном потоке так, что теперь оно занято на 100%. В результате «СпецАгрегат» может обрабатывать в два раза больше заказов. Кроме того, благодаря разработке понятных для сотрудников стандартов, а также проведению своевременной диагностики оборудования на заводе удалось снизить уровень брака.

Другой пример — компании «Бакулин Моторс Групп» мы помогли в четыре раза увеличить выпуск модуля крепления передней подвески автобуса, с одной штуки до четырех в месяц. Именно это узкое место не давало ускорить процесс сборки автобусов. Кроме того, компания стала использовать ранее незадействованное оборудование для сварки и механической обработки деталей. Также мы ввели стандарты, исключившие ошибки операторов из—за неправильного выбора деталей для сварки. В результате этих действий эффективность работы оборудования была увеличена на 20%.

— Каким вы видите будущее ФЦК? Какие перспективы у компании после завершения нацпроекта?

— Мы ждем более активного участия в проекте крупных корпораций, прежде всего государственных и с госучастием. Национальный проект будет реализовываться до 2024 года, если не будет продлен. По моему мнению, и после 2024 года нам будет с чем работать, уже сейчас востребованы наши проекты на коммерческой основе. Бизнес готов платить за эффективные проекты, которые помогают кратно расти и увеличивать долю на рынке. Национальная экономика пока что еще сильно зависит от нефти и газа, и хотелось бы, чтобы она укреплялась там, где есть конкуренция, в том числе с международными компаниями.

Источник: газета «Коммерсантъ»